О медицинской стороне трагических событий в Феодосии

В субботу, 13 апреля, жители Феодосии вновь проявят свою гражданскую позицию. Они пройдут шествием от места столкновения кареты «скорой помощи» и машины сотрудника СБУ Михаила АНИСИМОВА до здания городского отдела Службы безопасности Украины, где потребуют справедливого расследования аварии.

Причиной очередного митинга стало решение Феодосийского суда о признании Михаила АНИСИМОВА потерпевшим, равно как и водителя «скорой» Владимира ОЛЕФИРА, получившего статус потерпевшего несколькими днями ранее. Любопытно, что прокуратура Крымского региона Украины по надзору за соблюдением законов в военной сфере не согласилась с решением Феодосийского суда.

На фоне этих событий интересно взглянуть и на нашу систему здравоохранения. Уж в лечении своих коллег медики должны быть предельно щепетильны. Оказалось, что нет...

«Кто будет хорошо платить, за тем и будет надлежащий уход», - так считает дочь Владимира ОЛЕФИРА Ирина ЗАЙЦЕВА. Что ж, такой вывод напрашивается сам по себе.

Михаила АНИСИМОВА, это общеизвестный факт, вскоре после аварии перевели в республиканскую больницу, а вот с водителем «скорой» особо не церемонились. Отдадим должное: исполком выделил материальную помощь, а потому с оплатой лечения вопрос не стоит. Но медики феодосийской больницы не отреагировали вовремя на жалобы пациента, на то, что тот с первого дня пребывания в больнице жаловался на боли в области позвоночника, три дня после аварии не смыкал глаз. Об этом говорят его родственники.

Я этому охотно верю: после такой аварии любой нормальный человек не сможет легко заснуть. Только через две недели после столкновения Владимиру ОЛЕФИРУ надели специальный поддерживающий корсет, только после обращения родственников водителя «скорой» к главному врачу Феодосийской больницы Виктору СИМОНЕНКО его осмотрел нейрохирург из Симферополя, прибывший с санавиацией, прописал уколы, от которых ему стало легче.

«С первых дней нам не понравилось лечение. Знаете, по Феодосии прошел разговор, что его посадят, значит, «никакого должного лечения проводить не будем». Лечение начали проводить только тогда, когда мы закатывали скандалы. Я уезжала в Киев, когда ехала назад, мне отец позвонил, попросил заехать в поликлинику, забрать томограмму головы, то есть, только через две недели начали обращать внимание на позвоночник... Его продолжает беспокоить спина», - рассказала Ирина ЗАЙЦЕВА.

Владимир ОЛЕФИР водит карету «скорой помощи» уже двадцать лет. На все дальние расстояния, до Симферополя, к примеру, машины феодосийской «скорой» отправляли только под управлением ОЛЕФИРА, поскольку доверяли его опыту. Это должны учитывать и в военной прокуратуре.

«Отец не лихач, он всегда ехал по правилам дорожного движения, с «мигалкой». Машина была новая, я точно знаю, он посмотрел, что все они работали... Работник СБУ должен был остановиться, какой бы свет там ни был. Впереди была главная дорога и он должен был посмотреть по сторонам. Если бы он по правилам дорожного движения все сделал, этой аварии бы не было», - считает Ирина ЗАЙЦЕВА.

Было бы неплохо хоть какие-то крохи биографии Михаила АНИСИМОВА узнать и опубликовать. Тогда, быть может, мы бы взглянули на картину произошедшего более объективно. Молодой сотрудник СБУ АНИСИМОВ не делает никаких официальных заявлений, по сути, скрывается, но вот феодосийцы поговаривают, что по улицам города разъезжает на машине некто очень на него похожий. Если это так, то не является ли это вызовом и плевком в сторону правосудия, общественности, морали... и погибших врача и фельдшера? Права, стоит отметить, вернули обоим водителям. Разница лишь в том, что Владимир ОЛЕФИР, водитель «скорой», пока еще прикован к больничной койке и ездить никуда не может. К тому же, судя по тому, что рассказывают его близкие, глубоко переживает произошедшую трагедию.

Впрочем, слова Ирины ЗАЙЦЕВОЙ могли бы перечеркнуть многие заслуги Михаила АНИСИМОВА: «АНИСИМОВ чувствовал себя в этой больнице, как дома. Он ездил на каталочке, его возили курить на балкон. Мне очень жалко, что я не взяла фотоаппарат. Если бы я не растерялась и с первых дней все это фотографировала, тогда я имела бы доказательства, что этот человек с первых дней знает, что его не накажут. Он чувствовал свою безнаказанность».

Сегодня мы уже почти забыли, что главными жертвами той аварии стали врач Игорь СЕРГЕЕВ и фельдшер Алиме БЕРБЕРОВА. По словам очевидцев, Игорь СЕРГЕЕВ и на пороге смерти вел себя героически, успокаивал пациентов «скорой» (напомним, что в машине находились еще двое: отец и сын, которому требовалась срочная операция), говорил о поставленном им диагнозе юноше...

«СИМОНЕНКО (главный врач Феодосийской больницы Виктор СИМОНЕНКО. - «АН - Крым») на это ответил: «Он был в шоке». Мне эта фраза очень не понравилась. СЕРГЕЕВ очень опытный врач, специалист. И я считаю его и Алиме героями».

К сожалению, в том столкновении оба медика получили травмы несовместимые с жизнью. Феодосийцы надеются на объективное расследование дела. К этому есть все предпосылки, о чем ранее писалось и в «Аргументах недели – Крым», и в других изданиях. Просьба одна - представить доказательства, провести точную независимую экспертизу, обнародовать результаты. И тогда уже горожанам не придется кому-то что-то доказывать.

an.crimea.ua
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции
19 просмотров в марте
Я рекомендую
Пока никто не рекомендует

Комментарии

Комментарии предназначены для общения, обсуждения и выяснения интересующих вопросов

Ничего не найдено.