На ядовитой бочке

Документы, опубликованные еженедельником «Зеркало недели. Украина», в очередной раз подтвердили факты, которые не сыграют на руку любой власти: в море у побережья Крымского полуострова со времен ВОВ захоронены контейнеры с химическим оружием, программа по их поиску и обезвреживанию сорвана, а большая часть бюджетных денег, фактически выделенных на их реализацию (около 50 миллионов гривен), была потрачена с нарушениями закона.

Впечатляют также объемы – по различным неофициальным данным, у берегов Крыма захоронено порядка 1200 контейнеров различной емкости. Это 100- и 200-литровые бочки, которые изначально предполагали использовать в качестве химических авиабомб, и 400-литровые контейнеры, предназначенные для заправки контейнеров меньшей вместимости. Установить места, где были захоронены контейнеры, сегодня достаточно сложно. Геннадий Рубцов, директор и владелец предприятия «Ситтал», проводившего поисковые работы по заказу Минприроды, в феврале 2011 года в интервью «Новому каналу» утверждал, что многие контейнеры находятся не там, где их изначально намеревались захоронить – свои коррективы вносила обстановка на фронте.

«Это создало огромную проблему, когда встал вопрос, чтобы обнаружить эти контейнеры. В принципе, где-то вокруг Крыма, включая Керченский пролив, до 1200 контейнеров. Мы обнаружили около 500, и определили районы. По нашим данным, около 11 районов, в которых осуществлялись сбросы контейнеров с ипритом и люизитом», — говорил Рубцов.

rubzov-300x253

 

По его же информации, хоронили химическое оружие у крымских берегов не только в военное лихолетье. В 60-х годах более 300 контейнеров с зарином и заманом были затоплены в Азовском море.

Информацией о местах захоронений располагает министерство обороны Российской Федерации, и в том же 2011 году, когда информация о химическом оружии стала настоящей информационной бомбой, начальник крымского главка МЧС Александр Недобитков сообщил, что украинское правительство обратилось к российскому с просьбой раскрыть карты. Обращения эти были неоднократными, в том числе и на уровне президента Украины.

Но карты от северного соседа Украина не дождалась, и места захоронения большей части опасных контейнеров, как и точное их количество до сих пор остаются загадкой для нашего правительства. Но граждане Украины знают и того меньше – информация просачивается в средства массовой информации по крупицам, и сегодня общественности известно об 11 местах захоронения – два с половиной года назад информационное агентство «Новый регион» опубликовало отчет еще одного подрядчика, осуществлявшего поисковые работы – фирмы «Пирамис», где были указаны места и объемы захоронений порядка 500 контейнеров.

otrava-13-300x215

                                                Схематическая карта захоронений химоружия по данным фирмы «Пирамис»

Как мы видим, контейнеры с химическим оружием расположены вдоль всего побережья крымского полуострова – от Евпатории до Керчи, но более-менее точные координаты в опубликованных документах указаны не были.

На прошлой неделе достоянием общественности стало письмо главы Счетной палаты Украины Валентина Симоненко президенту Виктору Януковичу, где особое внимание уделено захоронениям вблизи Керчи. В частности, в письме содержатся достаточно тревожные сведения о загрязнении акватории Керченского пролива.

Согласно различным документам, число контейнеров, захороненных вблизи Керчи, колеблется от 11, по версии фирмы «Пирамис», до порядка 60 контейнеров, заключенных в саркофаги — по версии экс-главы Счетной палаты Украины. Местонахождение технологических площадок, места, где омоноличенные контейнеры дожидаются перезатопления, можно вычислить по другому документу – письму академика Валерия Кухаря. Он указывает, что в ноябрьский шторм 2007 года две баржи с мазутом были сорваны с якорей и выброшены на мель как раз в том месте, где находятся технологические площадки с химоружием. Судя по всему, это район между мысом Белым и осторовом Тузла. И нетрудно себе представить, что было бы, если бы баржа попала на контейнеры с отравляющими веществами, даже омоноличенные, а попросту – залитые спецбетоном.

otrava-10-300x217

                                                                          Стоп-кадр подводных съемок «Ситалла»

Само существование свалок химического оружия вблизи Керчи для представителей научных кругов давно не является тайной. Бывший руководитель Южного научно-исследовательского института морского рыбного хозяйства и океанографии Борис Панов говорит, что обрывочная информация об угрозе в 2005 году озвучивалась на совещании в горсовете с участием представителей комитета Верховной Рады Украины по чрезвычайным ситуациям.

«Было сказано, что обнаружено несколько бочек с ипритом в черте города под каким-то причалом. Насколько я понимаю, это в центре города, причал, там стояли суда рыбоохраны. Информация потом относительно этого химического оружия, и что было с этим оружием, информации не было», — говорит ученый.

Что касается загрязнения Керченского пролива и влияния боевых отравляющих веществ на живые организмы, то такие исследования ученому не известны. Борис Панов приводит данные 2007 года, когда вследствие кораблекрушений в акваторию Керченского пролива попали тонны нефти и серы: «В 2007 году токсикологи достаточно серьезно проверяли рыбу на наличие поражений внутренних, внешних органов, но тоже не определили. Конечно, они искали последствия нефтяного загрязнения, но я думаю, если бы какие-то отклонения были, их бы, наверное, нашли».

Но, по информации поисковиков, контейнеры, в которых содержатся отравляющие вещества, могли начать активно разлагаться позже — в 2010 году –именно такой срок годности определен для этих емкостей, исходя из их технических характеристик. Информацию главы Счетной палаты о более чем троекратном превышении предельно допустимой концентрации мышьяка в воде Керченского пролива нынешнее руководство ЮгНИРО советует не воспринимать близко к сердцу. Так как в самой воде, которая в проливе, как известно, не застаивается, достижение таких показателей вряд ли возможно, скорее всего, говорят в институте, речь идет о содержании вредных веществ в донных отложениях.

Сотрудникам института сегодня нечего противопоставить данным Счетной палаты, так как возможности мониторить содержание арсена в воде и живых организмах у института нет с 2006 года. Но и тогда специалисты отмечали повышенное содержание вредных веществ в донных отложениях. Однозначно об их источниках без детального исследования говорить не приходится – слишком много существует факторов, которые приводят к загрязнению акватории – от перевалки грузов на рейде, о которой мы рассказывали в 2008 году, до геологических особенностей керченских грунтов.

«Мышьяк сопровождает рудоносные зоны, а у нас Керченский регион не только в проливе, но и на земле имеет рудоносные зоны. Поэтому повышенное содержание мышьяка в донных отложениях может как раз свидетельствовать о наличии железа в них же», — говорит директор ЮгНИРО Олег Петренко.

Призывает не паниковать и председатель Совета министров Крыма Анатолий Могилев, по сути, справедливо указывающий на отсутствие в письме главы Счетной палаты ссылок на источник исследований загрязнения воды у мест свалок химоружия. Но то, что доступ к ним у Валентина Симоненко был – не сомневаемся.

«Я бы сказал так – будут какие-то официальные документы представлены власти, я готов их рассмотреть и на них реагировать. На сегодняшний день каких-либо данных о загрязнении нашего побережья или наших вод какими-либо отравляющими веществами у нас нет. Поэтому документы нам пускай передают, мы готовы об этом говорить. Счетная палата не является компетентным органом, который проводит исследования состояния воды. Счетная палата следит за использованием бюджета. Поэтому появятся документы – будем разбираться», — говорит Могилев.

Надеемся, крымский премьер заметил, что «Зеркало недели. Украина» опубликовало не только письмо председателя Счетной палаты, но и справки Минэкономики, МЧС и академика Кухаря. И они все едины в своих выводах о потенциальной угрозе экологической катастрофы в Крыму в случае, если контейнеры с химоружием не будут обезврежены. И в заявлениях Симоненко, к слову, также указывалось, что власти Крыма необоснованно отстранены от решения этой проблемы. Напомним также Анатолию Могилеву, что в 2011 году правительство Василия Джарты прикладывало усилия к тому, чтобы сорванная программа по поиску и обезвреживанию остатков химоружия была возобновлена. Так что, все необходимые документы Анатолий Владимирович может найти, не выходя из Совмина – у своего заместителя Георгия Псарева.

Мы же еще раз обратим внимание на то, что вопреки законодательству Украины, очень важная для каждого ее гражданина информация о возможной угрозе для окружающей среды фактически засекречена, и журналистам приходится долгие годы буквально выцарапывать ее. Эта грустная картина дополняется тем, что достаточно крупные суммы из бюджета, направленные на поиски и обезвреживание химического оружия, под грифом той же секретности расходуются с колоссальными нарушениями – три четверти денег были расходованы не по назначению. Какую угрозу в себе может таить разрушение контейнеров с ипритом и люизитом, мы можем увидеть на примере Балтийского моря, где химического оружия было захоронено гораздо больше, как минимум 50 тысяч тонн, и оно уже дает о себе знать, но информация об этом не замалчивается. Часть контейнеров успела разложиться, и сгустки иприта попадают в рыбацкие сети. К 2003 году было отмечено более 20 таких случаев.

riba_baltic

А на этих фотографиях вы можете видеть, как действует химическое оружие на рыбу, которая там обитает. Проблему в странах Балтики не игнорируют, и уже давно на картах отмечены места крупнейших захоронений отравляющих веществ, проводятся комплексные исследования, а сама информация о проблеме доступна общественности.

Расследование проводилось при поддержке SCOOP

Центр
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции
Я рекомендую
Пока никто не рекомендует

Комментарии

Комментарии предназначены для общения, обсуждения и выяснения интересующих вопросов

Лучшее - городу
Каждому городу Казахстана свой полезный сайт! Теперь мы освещаем новости шести крупных городов Казахстана - Караганды, Шымкента, Атырау, Актау, Алматы и Астаны.  Сегодня информационная картинка дня в Казахстане в большей мере состоит из новостей двух столиц. Национальные медиа массивно освещают новости из здания парламента, а городские новости представлены только громкими происшествиями или вопиющими случаями. Городские же сайты создают локальную повестку...